Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:57 

ЛеНуар
"Характер — это и есть судьба". Майя Плисецкая
28.12.2016 в 13:14
Пишет Trends:

Журнал GQ подводит итоги года: назначения, увольнения, потери и новые коллекции.


Раф Симонс принял предложение Calvin Klein, Мария Грация Кьюри возглавила Dior, оставив Valentino на попечение Пьерпаоло Пиччоли, а Эди Слиман довольно скандально распрощался с Saint Laurent, для которого уже представил свою первую коллекцию Энтони Ваккарело. Так вкратце выглядит история самых заметных перемещений в мире моды за 2016 год. Однако гораздо отчетливее, чем драмы, разыгравшиеся в Valentino и Saint Laurent, нам запомнится история рекордно кратких отношений Джастина О’Ши с Brioni. Итальянский бренд переманил О’Ши из немецкой компании MyTheresa, где он занимал должность директора по закупкам в начале прошлого года. Brioni предложили О’Ши позицию креативного директора и предоставили полную свободу действий. Впрочем, к радикальным реформам консервативные Brioni оказались не готовы, поэтому, едва успев сменить логотип и запустить рекламную кампанию с группой Metallica, Джастин О’Ши оказался уволен.

ДИЗАЙНЕР ГОДА

Однозначно, Демна Гвасалия. Дизайнер, выросший в Санкт-Петербурге, начал карьеру в авангардном Maison Martin Margiela, до сих пор является частью коллектива Vetements, а в конце прошлого года возглавил Balenciaga. Назначение более чем неожиданное, тем более, что представить ироничного Демну во главе одного из старейших парижских Домов было довольно сложно. Однако теперь, год спустя, можно с уверенностью заявить, что концерн Kering, которому принадлежит Balenciaga, не прогадал с выбором. Бесстрашно экспериментируя с наследием Кристобаля Баленсиаги, Гвасалия уже представил четыре коллекции, в том числе и первую в истории бренда мужскую. Пока критики спорят, не шутит ли Гвасалия, предлагая нам нарядиться в пальто с широченными плечами, колготки-сапоги из спандекса и плащи-халаты, продажи Balenciaga неуклонно растут – впервые, кстати, за последние пять лет.


НОВОВВЕДЕНИЕ ГОДА

Самая большая новость уходящего года – так называемая синхронизация, смысл которой заключается в том, что одежда мгновенно поступает в продажу после показа. Синхронизация показов с продажами стала настоящим камнем преткновения в мире моды: тогда как некоторые бренды (например, Tom Ford и Burberry) уверены в том, что она поможет предотвратить подделки, большинство французских и итальянских марок считают меру абсолютно вредной. Французский Синдикат Высокой Моды выпустил даже заявление о том, что дизайнеры не могут творить свободно в условиях постоянной спешки. О том, кто прав, судить пока рано, однако совершенно точно, что синхронизированные показы уже стали кошмаром для байеров, которым теперь приходится работать в разы быстрее.


ТРЕНД ГОДА

Модную индустрию традиционно критикуют за невозможно завышенные требования к внешности моделей, но лейтмотивом 2016 года, начавшегося с календаря Pirelli Энни Лейбовиц, стала демократизация стандартов красоты. За год мы увидели рекламу нижнего белья с Линой Данем, 73-летнюю Лорен Хаттон на подиуме Bottega Veneta и целую плеяду «обычных людей» на нью-йоркских показах. Справедливости ради, нужно отметить, что в весенне-осенних показах зачастую участвовали все-таки не совсем «обычные» люди. Например, для Hood by Air на подиум вышел немецкий фотограф Вольфганг Тилльманс.




ЛУЧШИЕ ПОКАЗЫ

Среди наших абсолютных фаворитов – осенне-зимние показы Zegna и Dries Van Noten. Последняя коллекция Стефано Пилатти для Zegna (дизайнер покинул бренд в феврале) получилась безупречно элегантной и практичной одновременно. А вот Дрис Ван Нотен, устроивший показ в роскошном здании парижской Оперы, Пале Гарньер, представил одну из самых поэтичных своих коллекций, в которой любимые Ван Нотеном мотивы ар-деко смешались с элементами милитари. Поклонники нормкора и Демны Гвасалии запомнят уходящий год благодаря первой мужской коллекции Balenciaga для весны-лета, вдохновленной 1980-ми. Хусейн Чалаян, неутомимый экспериментатор, разбавил свою женскую коллекцию для весны 2016 несколькими мужскими образами. Хотя одежда на моделях не представляла собой ничего особенного, она была оснащена датчиками, которые фиксировали информацию о состоянии модели, так что зрители могли судить, насколько нервничают эти хладнокровные люди, шагающие по подиуму.


ПОТЕРИ ГОДА

Легким 2016 отнюдь не назовешь, серьезные потери понесла и модная индустрия. За один год мы потеряли одного из лучших стритстайл-фотографов Билла Каннингема, почти сорок лет сотрудничавшего с The New York Times. В августе на 87-м году жизни умерла Соня Рикель, основательница одноименного бренда, сделавшая образ парижского интеллектуала по-настоящему модным. В октябре от инфаркта скончался Ричард Николл, 39-летний дизайнер, который готовился возглавить adidas в январе следующего года. И буквально несколько дней назад не стало Франки Соццани, легендарного редактора итальянского Vogue.


ВЕЩЬ ГОДА

Спокойствие, кроссовки по-прежнему популярны и, конечно же, останутся таковыми, но все-таки самой популярной вещью года стала куртка-бомбер. Givenchy, Balenciaga, Louis Vuitton и Public School – да что там, фактически каждый бренд, из тех что представляют коллекции в столицах моды – показали свою версию куртки-бомбера. А вам оставалось лишь выбрать, хотите ли вы расшитую, как в коллекции Gucci или универсальную дутую, как у Astrid Anderson.


САМЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ МОМЕНТ

В год, когда Brexit в Британии и президентские выборы в США стали причиной раздоров и ссор, мода не оставалась в стороне. Пожалуй, впервые с сороковых годов американский Vogue открыто агитировал за одного из кандидатов (конечно же, за Хиллари, если вы не в курсе), а многие дизайнеры отказались шить одежду для новой, несимпатичной им первой леди (речь тут идет о Марке Джейкобсе и Томе Форде, которые заявили, что не будут одевать Меланию Трамп).

URL записи

@темы: .fashion

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Двенадцать румбов ветра. Декабрь в Париже

главная